Николай Анатольевич Савин, русский историк (г.Оренбург)   

 

ПРОИСХОЖДЕНИЕ РУССКОГО НАРОДА

 

Современное Русское государство – одно из Величайших Государств в истории человечества - было создано в Восточной Европе на территории проживания 13 восточнославянских племён. При этом характерным является то, что создано оно было группой западнославянских переселенцев с южных берегов Балтики.

Русский народ относится к европеоидной (белой) расе и имеет славянское происхождение. Предки славян тысячи лет заселяют Центральную и Восточную Европу, но в древности были известны под разными названиями.

Изначально предки славян жили на Русской равнине в современном Поволжье. Они входили в состав так называмых ариев или индоевропейцев – протонарода, от которого пошла большая часть современных европейцев, индийцев и иранцев.

Генетически праславяне отделились от других родственных им арийских народов ещё примерно в 2800 г. до н. э. как раз на территории современной Центральной России. Причём, судя по языковому сходству, праславяне ближе были к праиндусам и праиранцам, чем к большинству европейских народов. Например, слово «Бог» существует только в у народов, происходящих от этих корней. Так же, как и «Сварог», «Рарог», «Ра-река» и так дадее. Характерно у этих народов и отношение к правителю как к наместнику Бога на земле.

Поскольку праславяне жили в различных природных условиях, они стали довольно сильно отличаться друг от друга. Так, степные районы от Дуная до Урала заселили народы, известные сегодня под именем киммерийцев, потомками которых были скифы, потомками которых были сарматы. Всё это были также праславяне, тесно связанные происхождением и образом жизни с праиранцами, постепенно уходившими на юг. Разговоры о том, что киммерийцы, скифы и сарматы были исключительно иранцами не имеют смысла, поскольку мы знаем, что это были многочисленные и сильные народы, которые просто не могли бесследно исчезнуть, оставив после себя крошечный народ осетинов (аланов). Несомненно эти народы трансформировались именно в славянские племена антов, северян, волынян, уличей и так далее. Какая-то часть откочевала на Кавказ, где смешалась с местными иранскими племенами и так появились осетины, присвоившие себе знаменитое имя аланов.

Какая-то часть славян называлась русами. Проблема в том, что корень «рус», то есть «светлый», встречается одновременно в разных местах Европы. Именно этот факт сильно затрудняет выделение места образования прарусского народа.

Впервые корень «рус» отмечен аж на территории современной Армении, которая тоже была заселена арийскими племенами в конце II тысячелетия до н. э. Несколько царей народа Урарту, жившего в X-VIIвв. до н. э. на территории Армении, носили имя «Руса».

Чуть позже древнееврейские пророки поминали в своих проповедях царя «Рош», то есть, «Рус», который придёт с севера и покорит все восточные народы за грехи их.

На севере же тогда жили скифы, от которых позже произошли сарматы. Так вот, одним из сильнейших сарматских племён были роксоланы, чьё название, несомненно, происходит от корня «рус».

Но это всё восточноевропейская ветвь русов, а ведь была ещё и западноевропейская.

На Западе корень «рус» встречается сначала у двух народов: этрусков и кельтов.

Этруски были родом из Малой Азии и переселились в Италию в конце II тысячелетия до н. э. на волне массовых переселений так называемых «народов моря». Они населили североиталийскую область Тоскана или Этрурия. Сами этруски называли себя «расена» или «расна» и корень этого самоназвания вполне угадывается. Ко временам основания Рима в 753 г. до н. э. этруски завоевали или контролировали тем или иным образом большую часть Италии. Большая часть римских царей тоже были этрусками, как и значительная часть аристократии. Сами римляне позже признавали, что они обязаны этрускам очнь многими элементами культуры,  от государственного управления, до религии и армии, даже письменность и сам язык латинян тесно связаны с этрусскими.

Когда Рим усилился, он сам покорил этрусков в ходе длительной борьбы, но часть из них, не желая подчиняться, ушла на север, перешла Альпы и поселилась на их северных склонах. Этот народ римляне называли «рэтами» и мы вновь отчётливо видим корень «рус» в этом этнониме.

Рэты жили рядом с набиравшими тогда силу кельтскими народами также арийского происхождения. Происходило естественное смешивание, в результате которого некоторые кельтские племена, жившие близ рэтов также стали использовать в своих названиях корень «рус», например, «рутены», или «рурики». Они жили в верховьях Рейна и Дуная, а также на юге Галлии по рекам Дуб и Гаронна.

В III в. до н. э. все эти кельтские (галльские) племена начали продвижение на восток и северо-восток и захватили большую часть Центральной и Восточной Европы вплоть до восточных предгорий Карпатских гор. С тех пор эти земли носят название Галиция (в память о галлах).

Галлы не были жестокими завоевателями. Обычно они вполне уживались с местным населением и быстро перемешивались. Таким образом праславянские народы Центральной и Восточной Европы получили много элементов галльской культуры. Не случайно русские имена и обычаи очень похожи на кельтские. Похоже, что европейские русы, предки рюриковичей, формировались на стыке праславянского и кельтского миров.

Нужно отметить, что существует и третий ареал появления и распространения корня «рус». Праславянскими и прарусскими были Фатьяновская и Балановская археологические культуры, заселявшие Волго-Окское междуречье (район Москвы и Ростова) с середины III тысячелетия до н. э. вскоре после отделения праславян от других арийских народов. Это очень древний ареал и, может быть, даже самый древний, из которого и вышли все носители русского имени.

В XIII в. до н. э. балановцы начали переселение на запад и остановились в современной Прибалтике, где археологам известен Кивуткалнский могильник в Латвии XIII-XI вв. до н. э. Там, в Прибалтике тогда еще не жили современные балты. Они пришли после ухода русов. Балты формировались где-то на северной окраине праславянских народов в тихом захолустье, позволившем им сохранить архаические черты ариев.

Балановцы же, которых можно смело называть русами, более тысячи лет жили в Прибалтике, оставив там свою топинимику. Так, река Неман ранее называлась Русой, Восточная Пруссия соответственно, просто Русией, также, впрочем, как и Западная Пруссия. А в Польше есть река Москва. Это подтверждает однородность населения земель от Польши до Волго-Окского междуречья. Однородность славянскую, но не финно-угорскую, как сейчас считается. Никаких финно-угров в Польше отродясь не было, а река Москва есть. И в Карпатах есть.

Куда же исчезла Прибалтийская Русь?

Западнее Прибалтийской Руси в то время находилась зона смешения народов, в которой одновременно жили племена кельтского, германского, славянского и других языковых корней. Ко II в. до н. э. эти племена стали приобретать форму протонарода, известного как кимвры. В 120 г. до н. э. кимвры начали своё великое переселение на юг и запад, столкнулись в войне с Римом и погибли.

Вот с кимврами и ушла в поход большая часть Прибалтийской Руси. Когда значительная часть народа ушла с кимврами, те, кто остался на родине, составили оксывскую культуру. Эти люди определённо называли себя русами или русичами. Греческий географ Птолемей во II веке называл их «рутиклеями», что в переводе с греческого как раз соответствует славянскому термину «русичи». Термин «Руги», под которым они больше известны, римского или германского происхождения. Сами «руги» так себя не называли. Однако, мы будем называть их так, чтобы было более понятно, о каком народе мы говорим.

Вероятно, и в Прибалтике Русь просуществовала только до ухода кимвров на Рим в конце II в. до н. э., после чего русы двинулись дальше на запад и заняли опустевшие кимврские земли до пределов Ютландии. Это территория современной восточной Германии.

Данные археологии также свидетельствуют, что руги, после ухода кимвров, двинулись на запад и потеснили германцев ясторфской культуры от устьев Одры и Лабы. Вообще на южном берегу Балтики и в Восточной Европе тогда жили 15 народов, которые современной наукой считаются германцами, но через 500 лет эти племена вдруг оказываются славянскими. Никто до сих пор не объяснил, как так случилось, что «германцы» оказались славянами. Объяснение, типа, славяне заселили земли ушедших германцев и приняли их названия, сейчас могут убедить только очень предвзятых людей, ибо так в жизни не бывает. Народы не берут чужих названий. Невозможно и другое предположение, что славяне, якобы, постепенно ассимилировали германские народы и при этом брали себе название ассимилированных. С какой стати им это делать? Если их народ оказался сильнее германского, зачем им брать название побеждённого? В 1945 году русские ведь не взяли себе имя немцев. И имя в сильной степени ассимилированной мордвы, русские себе тоже не взяли.

Значит все эти 15 указанных народов изначально и были славянскими.

Археологи не признают культуры этих народов I-V вв славянскими потому, что их материальные остатки отличаются от славянских V-VIII вв. Но и материальные остатки русских поселений XIX и XXI вв тоже сильно отличаются, однако принадлежат одному народу.

К V веку сложились славяне современного типа, но ведь их предки жили и раньше, имели несколько отличные обычаи и материальную культуру. Именно в первые века нашей эры славяне современного типа формировались из представителей разных племён и народов. Лингвисты уже определили, например, что в языке англов и саксов, переселившихся в Британию в V веке, присутствуют, как минимум, 18 славянских слов, в том числе три имени богов, которым англо-саксы поклонялись (Чернобог, Сива и Флинн). А ведь англо-саксы переселились в Британию ещё до появления славян современного типа в районе Ютландии, откуда англо-саксы и прибыли в Англию. 18 заимствованных слов – это очень много. Например, в древнерусском языке из 10 тысяч слов всего 8-10 признаны заимствованными из скандинавских языков. Как после этого можно рассуждать о создании Руси скандинавами, известно только норманистам. Особенно, если учесть, что в шведском языке имеется 12 русских слов-заимствований, то есть в полтора раза больше, чем шведских в русском.

Так вот, 18 русских слов в англо-саксонском предполагают длительный процесс существования рядом. А значит, славяне жили близ Ютландии уже несколько веков до переселения англо-саксов.

Итак, поморские руги заселяли южное побережье Балтийского моря между реками Одра и Неман (тогда называвшийся Русой). Их культура известна археологам как поморская (VI-II вв. до н. э.) и оксывская (II в. до н. э. – I в. н. э.), уже упоминавшаяся нами. Поморская культура происходит из Лужицкой, относящейся к венедам, которые несомненно являются одними из основных предков славян. Прибалтийские народы до сих пор зовут славян венедами, а готский историк Иордан в VI веке чётко делил славян на три группы: венедов, склавинов и антов. Во II тысячелетии до нашей эры венеды заселяли огромные территории по всей Европе, от северной Италии до Галлии, от Британии до Скандинавии и в силу большой разделённости дали начало разным народам, в том числе кельтам и славянам.

Поморские руги жили неукреплёнными посёлками, пахали землю плугом и делали хорошую керамику, схожую с кельтской. Хотя поселения ругов были неукреплёнными, археологи отмечают сильную военизированность их культуры. В погребениях находят много оружия высокого качества. Сам погребальный обряд характерен трупоссожжением, как было потом и у языческих русов.

Славяне, в том числе русы, были язычниками, то есть поклонялись многим богам. Главными богами считались: Сварог-Световит – Создатель Вселенной; Перун и Велес,  ответственные за поддержание Вселенной в порядке, один в нашем мире, другой - в загробном мире духов; Перун – Глава богов и Бог нашего мира - Громовержец; Велес - Бог загробного мира, Бог мудрости, животных и растений; Хорс-Даждьбог и Радагаст-Ярило – сыновья Сварога, родные братья, Боги Солнца, плодородия, хозяйства и торговли; Стрибог – Бог войны и погоды, Макошь-Нерта – богиня Земли и судьбы, Царица Небесная, Лада – богиня семьи и другие боги и богини. Слявянское язычество настолько прочно забыто, что говорить что-то определённое о большинстве богов просто невозможно.

Общество славян, как всякое раннее общество, было кастовым и делилось на пять сословий, переход из которых был весьма затруднён: князья-правители, волхвы-жрецы, дружинники-воины, купцы и простолюдины.

Ко временам Христа зафиксировано два основных центра расселения русов: в Причерноморье и на южном берегу Балтийского моря - в Поморье.

Причерноморские русы становятся известны в I веке нашей эры как роксоланы, а балтийские русы под названием руги тогда же описаны римским историком Тацитом.

Роксоланы называются частью сарматов. Они были степными жителями и вели полукочевой образ жизни. Уже в I веке роксоланы вышли к Дунаю и стали нападать на римские границы, а руги сделали то же в начале III века.

Спокойное развитие культуры ругов/русичей было прервано примерно в 1/10 году, когда в устье Вислы началась высадка германских племён из Скандинавии. Их возглавили готы короля Берига, но также присутствовали гепиды и, вероятно, видиварии. По сведениям готского историка Иордана, готы разбили в бою ульмеругов (то есть островных ругов) и закрепились в низовьях Вислы. То, что называются островные руги, говорит о том, что с готами взаимодействовала только часть ругов. Иордан пишет и о разгроме готами вандалов, живших тогда в Силезии. На самом деле, всё было не так просто. Страбон пишет, что наоборот, готы были подчинены королю вандалов и маркоманнов Марободу.

Около 150 лет после этого готы и гепиды накапливали силы, очевидно, пополняясь новыми переселенцами из Скандинавии. Тем не менее, они постепенно расширяли свою территорию.

Плиний Старший около 70 года писал, что готы живут в излучине Вислы на восточном её берегу и подчиняются вандалам.

Когда римский историк Тацит в 99 году писал свою «Германию», он указал, что готоны (готы) занимали территорию уже южнее ругов по течении Вислы, а руги и родственные им лемовии жили севернее. Это значит, что готы смогли продвинуться на юг. Ещё Тацит пишет, что готы, руги и лемы имеют более авторитетную царскую власть, чем другие народы «Германии», а также говорит, что у этих трёх народов сходное вооружение: круглые щиты и короткие мечи.

Данные Тацита очень важны. Они говорят о том, что готы, руги и лемы к 99 году имели сильную царскую власть и хорошую военную организацию. Круглый щит и короткий меч свидетельствуют о тесном строе воинов и развитой металлургии. Напомним, что у других германцев меч тогда вообще был редкостью, а основным оружием южных славян склавинов ещё в VI веке была пара дротиков.

Между прочим, готы пришли в устье Вислы, имея более примитивную культуру, чем руги и лемы. Они делали гораздо худшую керамику, почти не использовали железо, обходясь бронзой. Многое они заимствовали у местных жителей, в том числе в военной сфере. Так, готские термины «Helm» или «Shield», определённо, происходят от славянских «шелом» и «щит», а не наоборот, потому, что эти славянские термины имеют понятный корень и множество производных. Обычно, почему-то, считается что славяне брали готские слова, но это абсурд, поскольку чужие слова не становятся коренными, как в данном случае. Да и более высокий уровень цивилизованности южнобалтийских народов говорит за то, что именно их слова вошли в готский язык, а не наоборот.

Готы составили основу так называемой Вельбарской археологической культуры, по которой чётко прослеживается их путь к Чёрному морю.

Примерно до 150 года готы и гепиды жили по восточному берегу Вислы от её устья до Припятских болот. Часть ругов, венедов, лужичей и, определённо, лемы, влились в состав готов, сформировав новый смешанный германо-славянский народ вроде кимвров, под скипетром готских королей.

Другая, большая часть ругов, заключила с готами союз. Третья, видимо, осталась враждебной. Иордан, применительно ко II веку, называет среди соседей ругов/русичей на побережье Балтики, такие народы, как раны, жившие на острове Руян, велеты, лютичи, вагры. Позднее это всё были славянские племена, а судя по названию «лютичи», они были славянами уже тогда, во II веке.

Около 150/160 года готы и гепиды короля Филимера, сына Гадариха, руги и лемы, а также балтийское племя галиндов, начали свой знаменитый переход к Чёрному морю. Они построили какой-то мост или гать через реку или болото, преграждавшее им путь на юго-восток. По этому сооружению смогла перейти половина армии, после чего, по рассказу Иордана, переправа разрушилась и оставшаяся часть не смогла последовать за Филимером. Обратим внимание на то, что Припятские болота во II веке были намного обширнее, чем нынешние и представляли из себя значительное препятствие. Проход между болотами и Карпатами был узким и трудным. Именно этот эпизод и приводит Иордан.

Пройдя через Припятские болота в Полесье, готы и их союзники разделились. Так, лемовии остались жить в Прикарпатье. Их центром стал город, сегодня называемый Львовом. Германоязычные источники всегда называли Львов Лембергом. Несомненно, в этом названии отражена память о лемовиях. Интересно, что в этих землях тогда ещё сохранялись остатки кельтского населения, пришедшего по Дунаю в III в. до н. э. Именно поэтому территория вокруг Лемберга до сих пор называется Галицией. Местные галлы оказали определённое влияние на складывание нового народа. Ещё интереснее, что среди галлов также зафиксирован народ по имени лемовики, правда жил он на территории современной Франции. Да, ещё в Иберии жил кельтиберский народ лемавы. Самым логичным будет предположить, что Галльские лемовики в III в. до н. э. совершали походы на Восток в Поморье и на зпапд в Иберию, где и оставили после себя новые ветви под названиями «поморские лемовии» и «иберийские лемавы».

Рядом с лемами в Прикарпатье жили сильные народы карпов и бастарнов (скиров), с которыми лемы быстро смешались, поскольку были близкородственными славянскими.

Сами готы пошли дальше лемов на восток, переправились через Днепр и разгромили приазовский народ спалов, название которых вне всякого сомнения славянское и означает «исполинов». Плиний Старший отмечал, что спалы живут на реке Танаис (Дон). В Приазовье между Днепром и Доном готы и поселились, смешиваясь там с местными племенами, в основном, славянскими. Недавно международный коллектив генетиков полностью подтвердил выводы антропологов о том, что население пшеворской, оксывской, вельбарской и черняховской (которая считается готской) культур было гораздо ближе к раннесредневековому славянскому населению, чем к германскому.

Оставшаяся на Висле часть готов, не сумевших переправиться через болото, видимо, вскоре была ассимилирована местными племенами, поскольку о ней более ничего не известно. Также прекратился и приток новых германцев из Скандинавии в устье Вислы. Очевидно, оставшаяся здесь враждебная готам часть ругов более не допускала возможности закрепиться здесь германским пришельцам. Да и сами готы/гутоны в Скандинавии тоже закончились. Вероятно, к тому времени они все переселились на Вислу. Сохранилось готское население только на острове Готланд в Балтийском море. А среди скандинавских народов готов позднее не оказалось.

Миграция готов и их союзников, кроме всего прочего, вызвала смещение многих варварских народов Европы к римским границам и привела к знаменитым Маркоманнским войнам 167-180 гг, потрясшим до основания Римскую Империю.

В целом, сейчас уже можно сказать, что готы представляли из себя такой же протонарод, складывавшийся из представителей различных племён, каким были кимвры, вандалы, гунны и некоторые другие. Все эти протонароды не смогли выжить и погибли в борьбе за существование. А вот руги/русы выжили и дали начало Русскому народу.

Одним из народов, толкавших своих соседей на римские границы, были, уже упоминавшиеся, вандалы. Современная наука считает их германцами, хотя сами германцы никогда не признавали вандалов своими, а славян ещё 300 лет назад называли вандалами, особенно поляков.

Есть версия, что вандалы когда-то жили в Скандинавии, но переселились в Силезию в начале I в. до н. э. после ухода кимвров. В этом случае, вандалы, таки имеют германское происхождение. Против этого, однако, говорит их название. Ведь слово «вандалы» определённо является однокоренным с венедами или вендами, а вендами германцы всегда называли славян. 

Вандалы жили в Силезии уже в I в. до н. э. Собственно, Силезия носит своё название благодаря вандальскому племени силингов, живших именно там.

Как бы то ни было, вандалы, видимо, были сильно германизированы. Единственный известный на сегодня вандальский текст написан на восточногерманском языке.

Именно вандалы, наряду с готами, несут главную долю ответственности за Маркоманнские войны. Когда теснимые ими племена навалились на римские границы в 167 году, вандалы и готы остались в тылу и слабо фиксировались римскими историками. Однако, после разгрома Империей макоманнов и квадов, костобоков и языгов, роксоланов и даков, лангобардов и бастарнов, а также других племён, их земли заняли именно вандалы, готы, руги, скиры и карпы.

Следующий натиск на империю примерно с 213 года организовали, уже напосредственно, вандалы и карпы. С 233 года к ним присоединились алеманны на западе, а с 238 года – готы и союзная им часть ругов на востоке.

В 271 году они вытеснили римлян из Дакии и эту территорию заняли вандалы и готы. После этого, вандалы на некоторое время затихли, видимо, обессиленные войнами и занятые освоением новых земель.

Однако, готы не собирались останавливаться на достигнутом. В апреле 337 года вестготы короля Гебериха напали на вандалов в Дакии и разгромили их в битве при реке Маризии. Погиб вандальский князь Визимер/Визимар из рода асдингов, а уцелевшие вандалы были оттеснены готами за Тису. Часть даже поселилась в римской Паннонии в качестве федератов.

Вандалы поняли, что готы не оставят их в покое и тоже начали собирать под своим крылом различные мелкие племена и народы. Так, им удалось заключить тесный союз со свевами (квадами) и частью сарматских кочевников алан, не хотевших подчиняться гуннам на востоке. Собрав мощную коалицию, вандалы решили нанести удар прямо по Риму.

В 401 году вандальский князь Годегискл захватил римскую провинцию Реция. В имени князя чётко читается славянское имя Годеслав, бывшее чрезвычайно популярным среди поморских князей. Точно так же звали и отца основателя Руси князя Рюрика.

В 405 году один из вандальских князей Радагаст, соимённый славянскому богу, сыну Сварога, вторгся из Реции в Италию и двинулся на Рим. С огромным трудом римскому полководцу Стилихону, кстати, тоже вандалу по происхождению, удалось разгромить Радагаста под Флоренцией. Вандальский князь попал в плен и был казнён в Риме 23 августа 406 года.

Тогда вандалы перенацелии свои усилия на запад. 31 декабря того же 406 года они попытались вторгнуться в Галлию. В битве с франками при Могонциаке во время переправы через Рейн вандалы были разбиты, погиб и князь Годегискл/Годеслав.

Но уже на следующий день, 1 января 407 года, сыновья Годеслава Гардарик/Гензерик и Гунигар/Гунтерик во втором сражении разбили франков и ворвались в Галлию. Вандалы прошли через Галлию и Испанию, пытаясь поселиться в этих провинциях, но их везде преследовали римляне и нанятые ими вестготы, франки и другие племена. Устав бороться, вандалы переправились через пролив в Африку, в 429 году взяли Карфаген и, наконец,  основали там новое государство, князем которого стал Гардарик. Так закончилось необыкновенное путешествие вандалов через всю Европу и северную Африку в поисках новой земли. В Африке вандалы отдохнули и снова усилились. Они построили большой флот и начали нападать на другие римские провинции, захватили Сицилию. А в 455 году Гардарик/Гензерик штурмом взял Рим и разграбил его так, что с тех пор словом «вандализм» стали называть жестокое бессмысленное разрушение.

Королевство вандалов просуществовало в Африке до 533 года, когда было разгромлено Византийской армией, а сами вандалы просто уничтожены.

К тому времени готы, после бурных походов III века, приняли христианство и считались союзниками Рима. Они жили в Причерноморье, включая Крым и Нижний Дунай. Руги, ушедшие с Балтики с готами, занимали западную часть державы готов, которые тогда разделились на две ветви – визиготов и остроготов.

К концу III века и руги с севера подошли к границам провинции Норик. В 307 году они поселились севернее Норика. Именно оттуда летописец Нестор выводит историю русского народа. Роль этих ругов заключалась в том, что они послужили опорой и стержнем, опираясь на который славянские племена начали заселять придунайскую низменность. Так, восточнее ругов в низовьях Дуная поселились скиры, ранее известные как бастарны, между Дунаем и Тисой жили сарматы-языги, а с севера потихоньку начали просачиваться лужицкие племена. Вандалы же жили в Дакии.

К востоку от земель остготов жили некие «росомоны», что в переводе означает попросту «русские люди», бывшие какое-то время союзниками готов. Были ли они потомками роксолан или их происхождение более сложно, сказать трудно, но раз готы пошли с росоманми на союз, значит последние были достаточно сильны. Король готов Германарих был женат на росомонке по имени Сунильда. При переводе этого имени с готского на славянский, мы получаем «Лебедь» или «Лыбедь», как говорили в старину.

В 375 году Сунильда/Лыбедь то ли изменила престарелому Германариху (а ему шёл 110 год), то ли он её в этом заподозрил. В результате, девушку привязали к диким коням за руки и за ноги и разорвали на части. Братья Лыбеди Сар и Аммий, вхожие в элиту готов, ворвались к Германариху и смертельно ранили его в бок мечом.

В это время как раз шла война готов против гуннов или уннов, живших между Волгой и Доном. Скорее всего, гунны были ославяненным народом смешанного происхождения, как и росомоны. Все их обычаи и даже слова, описанные и приведённые римлянами и греками, были чисто славянскими. Готский историк Иордан пишет, что гунны возникли во II веке от смешения изгнанных Филимером женшин колдуний с жителями припятских или приазовских болот. Тем самым Иордан подтверждает, что гунны были местными жителями, а вовсе не пришельцами из Монголии, как принято обычно считать. То, что в описаниях гуннов видны признаки монголоидности, говорит лишь о том, что часть гуннов принадлежала к финно-угорским племенам. Гунны князя Баламбера (Владимира?/Велимира?) перешли по мели Таганрогский залив, вторглись в Причерноморье и разгромили остготов. Германарих умер от раны и горя, его сын Гуннимунд подчинился гуннам.

Но гунны дошли только до Днепра. Западнее этой реки королём остготов объявил себя племянник Германариха Витимир.  Он пытался сохранить готское государство и первым делом организовал поход против антов, очевидно, признавших власть гуннов. Так в истории впервые появляется имя антов, известного раннеславянского народа, жившего на Днепре у современного Киева. Витимир проиграл антам первую битву весной 376 года, но второе сражение сумел выиграть и разорил их земли. Готы распяли князя антов Буса, его сыновей и 70 старейшин. За это Витимир принял гордое прозвище «Винитарий», то есть «резатель венедов». А это, в свою очередь, подтверждает ещё раз тот факт, что тогдашние европейцы полностью отождествляли венедов, антов, росомонов и славян.

Анты обратились за помощью к гуннам. Баламбер объявил Винитарию войну, в которой приняли участие и остготы Гуннимунда, которых возглавил его сын Гезимунд.

Вероятно, основные сражения происходили либо в антских землях близ Киева, либо у днепровских порогов, ибо только в этих двух местах была возможна переправа через Днепр.

Битвы готов, гуннов и антов были чрезвычайно ожесточёнными и первые две выиграл Винитарий. Однако, в ходе третьего сражения у реки Эрак, сам Баламбер выстрелом с другого берега реки поразил Винитария в голову и тот погиб. После этого, остготы Винитария сдались Гезимунду.

Вестготы же, узнав об этом, бежали в римскую провинцию Мёзия, где вскоре напали на римлян и в 378 году в битве при Адрианополе разгромили их, убив самого императора Валента. После этого, вестготы пошли на запад, в 410 году взяли Рим и основали своё королевство в Галлии в 418 году.

А гунны в это время создавали огромную империю в Восточной и Центральной Европе, в состав которой вошли большая часть остготов, аланов, скиры-бастарны, герулы, гепиды, роксоланы/росоманы, анты и руги.

Судя по всему, остготам гунны поручили вести войну сначала против свевов, а потом против вандалов. Вандалы и свевы тогда ослабели из-за ухода значительной части их воинов в Испанию и Африку, поэтому война готами велась успешно. Вёл её племянник Германариха Вандаларий, чьё имя-прозвище означает «потрошитель вандалов».

К 380 году гунны и их союзники дошли до Паннонии, а уже на следующий год император Феодосий нанял их для разгрома захвативших Рецию ютунгов. В 388-389 годах гунны пробовали вторгнуться в Галлию, но были отбиты римлянами. Значит, к 388 году гунны уже дошли до Рейна. Но это были ещё небольшие отряды. Основная масса гуннов пока находилась в Причерноморье и на Нижнем Дунае.

В 405-406 годах наёмная гуннская армия князя Ульдиса воевала в Италии, помогая Риму отбить вторжение вандалов Радагаста. Между прочим, Ульдис (могучий) является одним из наиболее популярных латышских мужских имён на сегодняшний день. Так что гуннский князь носил балтское имя.

В 420-430-х годах гуннами правил король Руас или Ругилас, в имени которого видится корень «Рус».

Особенного могущества империя гуннов достигла в правление царя Аттилы (433-454 гг). Он завоевал или заключил союз с большим количеством племён и народов, поэтому империя Аттилы простиралась от Волги до Рейна. В 447 году на переговоры с Аттилой ездил византийский посол Приск Панийский. Он описал столицу Аттилы и самого царя гуннов. Столица Аттилы находилась к северу от Дуная где-то на территории современной Венгрии или Словакии. Город был построен из дерева и все дома были покрыты искусной резьбой. Дворец Аттилы имел несколько этажей и тоже был искусно вырезан из дерева. Видимо, не нужно объяснять, чей стиль зодчества мы видим в столице гуннского царя.

Единственные «гуннские» слова, запомнившиеся Приску – это «мёд», «квас» и «страва» (поминки).

В 451 году Аттила вторгся в Галлию, решив отнять её у римлян и вестготов. Произошло огромное сражение, названное Битвой на Каталаунских полях или «Битвой народов». В нём участвовали большинство народов Европы. Сражение закончилось вничью и Аттила отступил, чтобы в 453 году напасть уже на саму Италию. Кое как римляне откупились от Аттилы, даже Папа Римский отдал гуннам всё церковное золото. Вскоре Аттила умер и его империя быстро распалась. Первыми против гуннов восстали германцы. В битве при Недао в Паннонии в 454 году руги воевали на стороне гуннов против гепидов, зачинщиков восстания. Гунны проиграли, потеряв наследника Аттилы Эллака и 30 тысяч воинов, после чего отступили из Паннонии в низовья Дуная. Анты вернулись на Днепр, а часть ругов поселились во Фракии близ Аркадиополя и Бизии. Эти руги быстро ассимилировались и стали частью византийцев.

На Днепре возникло государство славян-антов со столицей в городе Киеве. Основателем его был князь Кий. Его братья Щек и Хорив считаются эпонимами будущих славянских народов чехов и хорватов. Они действительно появились примерно в это время, причём название «хорваты» имеет явные иранские корни, так же, как и название народов сербов и хорутан. Можно смело предполагать, что предками этих славянских народов были степные скифы и сарматы.

Государство же антов на Днепре существовало более ста лет. В 560 году оно было разгромлено степным северокавказским народом аваров. Через некоторое время донские и волжские русы создали новое государство, называвшееся Русским Каганатом. Центр его находился на Северском Донце и Дону, где археологи отмечают несколько десятков каменных крепостей, причём все на западном берегу реки. Правителя этого государства называли каганом, по-подобию аварского и хазарского правителей. Среди арабских и персидских государств Русский Каганат славился как центр производства великолепного оружия, в том числе булатного. По ранневизантийским и восточным источникам там жило племя савиров или эфталитов (белых гуннов), которые в VI веке совершили несколько дальних походов в Закавказье и Среднюю Азию. Через 200 лет после этих событий, земли савиров заселяли летописные славяне из племени северян. Стоит ли спорить о происхождении этого племени?

Часть славянских племён в период с V по VII века начала вновь переселяться из района Прикарпатья и современной Польши на восток, откуда когда-то их предки ушли на запад. Первыми на восток из Польши пришли кривичи, ещё в V веке. Они шли, огибая современную Прибалтику с юга, поскольку в Прибалтике уже поселились балтские народы и финно-угры. Не случайно литовцы и латыши до сих пор называют русских «криве». Кривичи дошли до Псковского озера и озера Ильмень. Скорее всего, это они дали названия данным озёрам.

Широко известно сообщение русских летописей о приходе в Восточную Европу братьев Радима и Вятко/Вячеслава со своими племенами, которые стали называться радимичами и вятичами. Радимичи поселились к северу от Киева, а вятичи вышли на Оку и Волго-Окское междуречье. Археологи утверждают, что вятичи получили значительную подпитку из Приднестровья от дулебов, а антропологически близки к северянам. Они заселили земли балтских племён мери, муромы голяди, мещёры, которые ранее считались, да и сейчас часто считаются финно-угорскими. Однако, это не так. Ничего общего у данных племён с финно-уграми нет, а та топонимика, которая им приписывается, на самом деле имеет прямые аналогии в балто-славянских землях. Например, Ростов – Ростов/Росток на Балтике, река Москва – реки Москва в Польше и в Закарпатье, Суздаль – город, основанный Суздой (известно славянское имя Незда, так почему бы не быть и Сузде), Рязань – изначальное название Резань – основана Резаном. Даже Ильмень на севере имеет вовсе не финское название ибо в землях поморян в Германии по сей день есть река  и город Ильменау, а ведь там финны никогда не жили. И корень тут – «Ил», илистое. Все так называемые финно-угорские племена между Волгой и Окой поклонялись почему-то славяно-балтским богам, вроде Перкуна или Велеса. В мерянских могилах обычными являются находки глиняных медвежьих лап, но ведь это был известный обычай литовских племён, описанный ещё средневековыми хронистами. Так, что не были они никакими финно-уграми, а были родственными славянам племенами балтов, легко с ними смешивавшимися. Те же, кто смешиваться не хотел, были истреблены по тогдашним обычаям. К началу XI века ничего неславянского в этих землях уже не осталось.

На Дунае же только после смерти Аттилы руги смогли создать своё независимое государство. Римляне называли это государство Королевством Ругов. Первое время им правил князь Флакцитей (453-475 гг).

Дата смерти Флакцитея не известна: предполагается, что он умер около 475 года. Сыновьями Флакцитея были Фелетей, унаследовавший от отца власть над ругами и Фердеруг.

Фелетей был старшим сыном Флакцитея. Фева — имя, которое упоминается у некоторых средневековых авторов — являлось уменьшительно-ласкательным вариантом его полного имени. Ещё при жизни отца, около 470 года, он вступил в брак с остготкой Гизо, вероятно, двоюродной сестрой Теодориха Великого. После смерти отца Фелетей унаследовал престол ругов.

В правление Фелетея его владения занимали территории к северу от Дуная, от Фавианиса до Бойодурума. Известно, что в это время королевство ругов распространило сферу своего влияния на часть бывшей римской провинции Прибрежный Норик, а также контролировало земли между Венским Лесом и Энсом. Королевская резиденция располагалась на месте современного города Кремс-на-Дунае. Своему брату Фердеруху Фелетей дал в управление Фавианис. Это был первый случай в истории, когда варварский король дарил кому-то римский город.

Бо́льшую часть правления Фелетей, также как и его отец, поддерживал союзнические отношения с князем Италии Одоакром. В исторических источниках упоминается, что в 476 году отряды ругов участвовали в свержении последнего императора Западной Римской империи Ромула Августула. Этот факт отразился в сведениях современных событиям источников, называвших Одоакра не только вождём герулов и скиров, но и королём ругов.

Когда в 486 или 487 году Одоакр поссорился с византийским императором Зеноном,  тот сумел убедить Фелетея разорвать союз с правителем Италии и начать подготовку к вторжению ругов на Апеннинский полуостров. Первой жертвой конфликта стал сторонник мира с Одоакром Фердеруг: под предлогом мести за разграбление монастыря святого Северина он был убит своим племянником Фридерихом. В ответ Одоакр осенью 487 года совершил поход в Норик и разбил войско ругов около Венского Леса. Фелетей и Гизо были схвачены вблизи Дуная, привезены в Италию и здесь казнены. После ещё одного похода, предпринятого в 488 году братом Одоакра Гунульфом, придунайское государство ругов окончательно было уничтожено. Остатки ругов во главе с Фридерихом присоединились к остготам, признав над собой власть Теодориха Великого. Позднее, когда в 493 году Теодорих убил Одоакра, он оправдывал свой поступок местью за казнь своих родичей Фелетея и Гизо.

Из этой истории Королевства Ругов становится ясно, что государство было небольшим, составили его переселенцы с севера, вряд ли поддерживавшие какую-либо связь с Поморьем, отчего государство оказалось слабым. Территория, на которой находилось королевство, была настоящим проходным двором, поэтому местные руги скоро оказались значительно размыты другими народами, а к концу V века королевство погибло, люди же переселились в Италию. Прокопий Кесарийский, при описании событий в Италии в 541 году, упоминает об этих ругах и рассказывает, что они никогда не женились на чужих женщинах, соблюдая чистоту своего рода. Так что, хотя эти руги и числятся среди готов, но представляют самостоятельный народ.

Стоит сказать и об Одоакре. Кем был по происхождению человек, уничтожвший Западную Римскую Империю, до сих пор точно не известно. Одни авторы считают его ругом, другие скиром, третьи торкилингом. Поморские славяне в Мекленбургских генеалогиях называли Одоакра вандалом и правнуком Радагаста. В любом случае, он являлся славянином, что подтверждает его профиль, выбитый на монетах, чеканившихся в Равенне. Там Одоакр представлен человеком с прямым носом и большими усами. Борода очень коротенькая, аккуратно подстриженная. Причёска Одоакра соответствует тогдашней римской моде. Германцы тогда выглядели совершенно иначе, отличаясь пышными бородами и нестриженными волосами.

Зато примерно так выглядели русские языческие князья, да и первые православные тоже. Дело в том, что как замечено российским историком Львом Прозоровым, древние народы имели особенность выбирать причёски, подобные тем, с которыми изображались их боги и богини. Княжеским богом русов был Перун, а он изображался именно с бритой головой, без бороды, но с длинными усами. Также выглядели русские князья и дружинники. Волхвы и крестьяне подобно богу Велесу были, напротив, бородатыми и с длинными волосами. И так далее.

 

 

Монета Одоакра

 

Отцом Одоакра называют сподвижника Аттилы Эдекона. По одним сведениям он был князем скиров и погиб в битве с готами при Болии в 469 году. Поморяне же называли отцом Одоакра вандала Фредебальда. Мать Одоакра носила имя Мальгирда. Сам Одоакр родился в 433 году, у него был старший брат Гунульф, поэтому стать князем своего племени Одоакр не мог.  После гибели отца он отправился в Рим, где поступил на службу в императорскую гвардию. Вроде бы, по пути в Рим он, в числе группы наёмников, проходил через Норик и заехал к святому Северину. Тот отметил высокого варвара в драных шкурах и предрёк ему богатство и знатность. То, что Одоакр шёл в Рим через Норик, может служить подтверждением его происхождения из ругов.

 Жену Одоакра звали Сунигильда (Сванигильда), то есть Лебедь, а сыновей – Тела и Юлиан Авреолин.

Одоакр служил у главнокомандующего римской армией Рицимера, причём сделал очень быструю карьеру, всего за несколько лет став командиром высокого ранга. В сентябре 476 года Одоакр сверг последнего императора Западной Римской империи Ромула Августула и объявил себя королём Италии. Эта акция прошла совершенно незамеченной, но в реальности она означала ликвидацию Римской Империи и конец всего античного мира. Одоакр и его руги, составлявшие большую часть дружины, правили Италией до 493 года, пока не были побеждены остготами короля Теодориха Великого. Остатки ругов Одоакра стали частью будущего итальянского народа. Самого же Одоакра на Руси помнили много веков. Даже Богдан Хмельницкий в XVII веке в одной из речей обращался к памяти Одоакра, называя его «древним русским Одонацером».

Итак, Дунайская и Италийская Русь погибли к концу V века и больше никогда не возродились, но именно тогда гораздо севернее началось возвышение ещё одной Руси,

Поморской, которая и стала родоначальницей современного Русского государства.

         В конце V века на севере Центральной Европы усилилось государство, которым, по преданию, правил Великий князь Вандал (по Иоакимовской летописи – Славен). Существовал ли такой князь на самом деле, сказать сложно. Если существовал, то он не был вандалом в прямом смысле этого слова, поскольку правил в Велиграде/Рерике в Поморье, значительно севернее родины вандалов. Его можно с полным основанием назвать русским князем, каковым его и считали в древних летописях. У Вандала/Славена было три сына: Владимир, Избор и Столпосвет.

Владимир правил Западной Русью. Он известен как былинный князь Владимир Всеславич по прозвищу «Красное Солнышко». Именно он, а не Владимир Святославич, креститель Руси, которого ни один источник никогда Красным Солнышком не именовал.  

И именно Владимиру Всеславичу служили былинные богатыри Илья Муромец (настоящее имя Элиас Муравленин), Добрыня Никитич, Алёша Попович и другие. То, что отчество Владимира звучит как Всеславич говорит о том, что его отца, всё-таки, звали Славеном или Всеславом, а «Вандал» могло был прозвищем.

Избор правил восточной Русью. Видимо, именно тогда руги/русичи, да и другие народы Поморья, начали заселять Прибалтику. Знаменитый археолог Седов подтверждает это, указывая, что все признаки, от принципов домостроительства из срубных конструкций, до керамики, говорят о том, что Прибалтику в IV-V вв начали заселять выходцы из Поморья. Столицей Избора был город Изборск, а после смерти отца, который умер в глубокой старости, Избор стал его наследником.

Судьба Столпосвета неизвестна.

Центром балтийских ругов был остров Руян, современный Рюген. Рядом с ругами на южном берегу Балтики жили многие другие славянские народы, носившие общее название «варяги». Они вели обширную торговлю с Европой и Азией. Другим их занятием было пиратство. В то время торговля и пиратство были неразрывно связаны и являлись, по сути, одной профессией. Это позволяло варягам жить богато и не очень связывать себя обработкой земли и сельским хозяйством. Тогдашние немецие и датские историки называют Руян очень многонаселённым островом. По их утверждениям на нём жило 100 тысяч человек. Даже во время завоевания Руяна датчанами в 1168 году там насчитывалось ещё 70 тысяч жителей. После же завоевания остров опустел. В 1783 году на Рюгене жило 23431 человек, а в 1933 году – 53900 человек.

Варяги распространили влияние на весь север Европы. На западе они доходили до Ирландии и Британии, на востоке - до Ладоги.

Британская топонимика буквально пестрит названиями, связанными с корнями «Рус», «Вар», «Венд» и «Велет». Это говорит о том, что руги (русы), варны, вагры и вильцы-велеты активно действовали вместе с англами и саксами на этом острове. О русских корнях 18 английских слов, мы уже писали выше. Византийский историк Прокопий Кесарийский пишет о событиях 551-553 годов, что варны захватили земли от Ютландии до Рейна, где граничили с франками. Правил варнами князь, которого Прокопий называет Гермегисклом. По русски это имя звучит как Ярослав. Так вот, князь Ярослав женился на сестре франкского короля Теодеберта I (533-547 гг) Теодехильде после смерти своей первой жены, от которой у него был сын Радагаст. Ярослав сосватал за Радагаста сестру английского короля. Однажды, проезжая по лесу, Ярослав услышал кукушку и спросил, сколько ему жить. Кукушка накуковала ему 40 дней и князь ей поверил. Напомним, что эпизод этот рассказан палестинским греком Прокопием, ничего не понимавшим в славянских верованиях. Так что выдумать эпизод с  русским обычаем спрашивать кукушку он просто не мог. Так вот, Ярослав приготовился к смерти и потребовал от сына взять в жёны его вдову, то есть мачеху. Это тоже чисто славянский обычай, германцы его не знали. Действительно, Радагаст после смерти отца отослал свою невесту в Британию с большими дарами и женился на мачехе. Однако, его обиженная невеста потребовала от брата отомстить за обиду. Английский король с войском переправился на материк, разбил варнов и заставил Радагаста жениться на сестре. Мачеху же, Радагаст отправил во Францию, где она прожила ещё много лет в Бургундии. Вот такая история, которую почти никто не знает и не упоминает.

В VI-VII вв. русы и варяги строят на побережье Балтики множество городов, самыми знаменитыми из которых были Старград (столица вагров), Велиград-Рерик (столица ободритов-ререгов), Росток/Ростов (столица варнов), Волин/Волынь, Щетин, Колобрег и Гданьск/Готаньск. Они имели независимость, внутреннее вечевое устройство и деление на «концы», подобно позднему Новгороду. Поморские князья были сильно ограничены во власти, любой поморянин мог набрать себе дружину, что тоже сильно напоминает Новгород. Однако, у ран или ругов княжеская власть была, наоборот, очень сильна и даже, сакрализована. Другой их особенностью был высокий статус волхвов в обществе, иногда даже выше княжеского.

Варяги и русы проникли и в Восточную Европу, где жили их родственники восточные славяне.

То, что Изборск существовал уже в V веке, мы знаем. Совсем недавно археологами была открыта славянская крепость Городок на Маяте, когда-то стоявшая на восточном берегу озера Ильмень. Она основана в том же V веке теми же кривичами. Крепость чисто славянская и по этому поводу весьма характерна статья в Википедии, описывающая это поселение. Статья основана на тексте отчёта с раскопок, опубликованного в Интернете. Так вот, неизвестный автор статьи в Википедии, прямо цитируя большими кусками отчёт археологов, совершает наглый подлог. В отчёте сказано: «Наиболее ценным открытием стали остатки трех построек, относящихся к раннеславянскому времени.» А в Википедии этот же текст перевирается следующим образом: «Наиболее ценным открытием стали, обнаруженные в 2005 году, остатки трёх построек, относящихся к дославянскому времени». Далее идёт ссылка на отчёт археологов. Ну и как после этого оценивать методы норманистов? Когда факты противоречат теории, тем хуже для фактов! Далее неизвестный автор-норманист, не менее нагло, врёт, что славяне захватили крепость только в VIII веке.

Археологи утверждают абсолютно обратное. Крепость основана славянами кривичами в V веке на высоком холме и была обнесена интересной стеной с основанием из насыпи вокруг нижней части холма. На насыпи была возведена коробчатая деревянная стена. Точно такую же конструкцию имели славянские крепости в Поморье и, позднее, Рюриково городище. Укрепления Городка выглядят очень мощными, тем не менее, он погиб при штурме в середине X века.

Конечно, мы знаем лишь малую часть опорных пунктов кривичей в Прибалтике и Приильменье, но уже понятно, что славяне пришли туда с запада и не позднее V века. А ведь всего лет 20 назад наука категорически утверждала, что славяне появились в Восточной Европе не раньше VIII века.

Ну, а вскоре после кривичей в Приильменье появились и другие славяне, поморские, те, которых мы уже знаем как варягов. Около 660 года варяги, пришедшие по морю, основали в устье реки Волхов крепость Любша – первую варяжскую крепость на территории северной России. По-видимому, Любшу основали представители племени ободритов, столицей которых в Поморье был приморский город Любице (Любек).

Любша была основана на холме высотой 10 м в месте впадения Волхова в море Нево (Ладожское озеро), которое тогда было заливом Балтики. До прихода варягов в этом месте располагалось поселение каких-то местных рыбаков и охотников. Варяги уничтожили его и перепахали сохой крест накрест. Это говорит о том, что они не предусматривали никакого сотрудничества или симбиоза с местным населением, а пришли как завоеватели. Перепаханное место свидетельствует о языческом обряде передачи места от чужих богов своим.

Это чисто славянский город, в котором не найдено ни одного скандинавского предмета. Даже наконечники стрел, которыми утыканы стены крепости, тоже все славянские: кривичские и варяжские. К моменту прихода поморян, эти земли уже давно осваивали кривичи и не хотели уступать их варягам. Возможно, и посёлок, уничтоженный варягами, был кривичским. Крепость несколько раз сжигали в этих столкновениях. Наконец, варяги вытеснили кривичей из Приильменья на юго-запад. Новое население Любши складывалось из представителей различных варяжских племён, которые в совокупности стали называть себя «словенами». Население Любши массово занималось ювелирным и кузнечным делом и, естественно, проводкой судов по рекам.

В районах обитания словен у Любши найдена так называемая фрезендорфская керамика, которая, по сути, является народной обыденной посудой Рюгенских ругов. Её находка в земле словен прямо говорит о том, что часть ругов переселилась в Приильменье. Сам генотип и антропологические характеристики словен (узколицые долихоцефалы) подтверждают, что словене были частью поморских славян, переселившихся в Восточную Европу. То, что сегодня у живущих на этой земле людей редко встречается гаплогруппа R1a1, говорит только о том, что состав населения в Приильменье поменялся. Это произошло в XV-XVI вв, когда Иван III и Иван IV выселили оттуда всю знать, а потом опричники ещё «почистили» население мятежного Новгорода и Пскова. Ещё больше «почистила» население чума того же времени. Да и дальнейшая история этих мест способствовала смене населения.

Любша сразу была крепостью, причём в первой половине VIII века она была перестроена и значительно усилена. Сооружение представляло собой глиняный вал высотой более 3 метров, обрамлённый с обеих сторон подпорными стенками. Поверх вала шло каменное основание, на котором была возведена деревянная стена с крышей. Стена была обычного для поздней Руси коробчатого типа с внутренней засыпкой грунтом. Общая высота укреплений достигала 7 метров. Ничего подобного в те времена не было ни в Скандинавии, ни на Днепре, ни на Волге.

А в 753 г. варяги основали чуть южнее Любши на другом берегу Волхова город Ладога. До того жить на месте будущей Ладоги было невозможно, она находится ниже Любши и место это было болотом. К середине VIII века Море Нево (Ладожское озеро) отступило на север, земля подсохла, но всё равно первые дома Ладоги стояли ещё на сваях. Находясь под прикрытием мощных стен Любши, никак не защищённая Ладога стала центром торговли Европы с Востоком. Именно тогда, по данным археологии, началась торговля с Арабским халифатом. От Ладоги начинались два торговых пути: «из варяг в греки» и «из варяг в персы», то есть в Византийскую империю и Арабский халифат. В то время это были главные европейские торговые пути и варяги, которые их контролировали, стали очень богаты. Ладожское, Онежское озера и озеро Ильмень тогда были гораздо больше нынешних своих размеров, и реки больше и глубже, поэтому проход по ним на ладьях особой трудности не представлял. Кстати, среди множества находок остатков русских ладей в Любше, Ладоге и других местах русского севера, нет ни одного скандинавского корабля. Давно уже пора забыть об ушлых викингах-цивилизаторах, исходивших все русские реки и моря и научивших русов жить.

Тем более, что сами скандинавы никогда и нигде не рассказывали и не описывали такое великое дело, как прокладывание путей «из варяг в греки» или «из варяг в персы», и создание Русского государства. Ни в одной саге или хронике нет истории о Рюрике и призвании варягов, хотя там описывается завоевание едва ли не каждой деревни от Ирландии до Франции, от Италии до Северной Америки. Более того, в сагах, в общем-то, прямо указывается время, когда викинги впервые появились на Руси. Это было при Владимире Крестителе и в первой партии наёмников викингов было всего два человека.

Удивительная скромность скандинавов в отношении Руси просто поразительна, ведь они безудержно хвастаются по любому поводу.

В Скандинавии нет и имён, использовавшихся варягами на Руси, и самого племени Русь там никогда не было. Это легко проверяется. Все используемые имена хорошо известны.

Широко используемые норманистами «русские» названия днепровских порогов на поверку тоже оказываются не скандинавскими. Часть из них прекрасно читается по русски, например: «иссупи»- это просто «не спи», «вулнипрах» - волнистый порог и так далее. То, что вызывает трудности с чтением объясняется тем, что названия приводятся византийцем Константином Багрянородным по гречески, а от кого и как он их услышал сам и как передал, тоже вопрос.

То, что все договоры византийцев с русскими заключены на русском, а не на шведском или датском языке, тоже характерно. То, что клятвы приносятся славянским богам, а не скандинавским тоже характерно. То, что ни одного населённого пункта на Руси со скандинавским названием не существует, тоже характерно.

Таким образом, сначала словене, потом русы поселились в Восточной Европе. Они заключили союз с Русским Каганатом в Причерноморье, где жил родственный им народ и взяли под контроль большую часть тогдашней европейской торговли. Ведь южный маршрут по Средиземноморью был закрыт арабами.

В результате активной торговой деятельности славян и русов, арабское серебро не только становится основной денежной единицей Северной и Восточной Европы, оно становится основой бурно развивающейся экономики этих регионов.  Объем оборота дирхемов поражает воображение.  Анализ монетных кладов позволяет утверждать, что общее количество денежных средств, поступивших из арабских стран в обмен на северо-  и восточноевропейские товары, достигало 1 млрд. дирхемов. Почти две трети этой суммы оставалось в обращении Древней Руси, примерно треть поступила на Балтику. Самые древние клады середины VIII века найдены именно в районе балтийского Рерика.

             Если учесть, что один дирхем весил около трех граммов, то получается, что русы выкачали из арабских стран 3000 тонн серебра!  Причём, что очень характерно, подавляющее большинство кладов арабского серебра находится в Восточной Руси, Приладожье и в землях поморских славян. Скандинавия очень бедна этим серебром. Более того, оно появляется в Скандинавии только через 100 лет после начала варяжской торговли. Например, на острове Готланд найдено всего три клада дирхемов первой половины IX века общим счётом 83 монеты, к тому времени в поморских и приладожских землях уже было спрятано кладов на 6500-7000 дирхемов. Единственный готландский клад 783 года объясняется торговыми связями готов с русами, от которых они и получили эти 8 монет. А если учесть, что значительную часть населения готландской столицы Висбю составляли русы-варяги, что доказано археологически, то роль готов в этой торговле вообще сводится к нулю. В Швеции найдено всего 129 ранних  восточных монет, из которых 2 – византийские. В русских же землях византийские монеты насчитываются многими сотнями. Зато в шведской столице Бирке 13% керамики является чисто славянской. Это значит, что значительную часть населения и шведской столицы, как и готской, составляли русы-варяги, очевидно, купцы и их челядь. Но вот никакой шведской керамики в русских землях нет, что говорит о том, что шведы там не жили.

             Всего в Скандинавии найдено 55900 дирхемов, из которых 45000 – на Готланде. Большая их часть поступила туда уже в X-XI веках, когда Русь уже давно существовала. Напомним, что через Русь прошёл миллиард дирхемов.

              Как же так может быть, что «организаторы и создатели» этой торговли, скандинавы, сами остались внакладе и позволили слабым и бестолковым славянам оставить подавляющее количество серебра у себя?

Есть ещё одна особенность тогдашних кладов. В Скандинавии в кладах высок процент британских денариев, что показывает нам направление походов викингов – в Британию и Ирландию. В варяжских кладах британских монет мало, гораздо больше немецких.

Собственно венедские (варяжские) монеты тоже существуют и 45 кладов из них найдены в Приладожье, а в соседней Дании, например, всего 8, на шведском острове Борнхольм – 3, да в Норвегии - 12.

Теперь поговорим о любимом аргументе норманистов – якобы, массовом присутствии на Руси археологических свидетельств большого числа бывавших тут скандинавов. В реальности, на сегодняшний день на землях древней Руси археологами обнаружено всего лишь пять более или менее крупных «очагов» скандинавского присутствия: Старая Ладога, Городище (под Новгородом), Гнездово (около Смоленска), Тимерево (Ярославская область) и Шестовицкий могильник (близ Чернигова); ни Новгород, ни Киев в этот список не входят. Под «крупным очагом» надо понимать несколько десятков погребений (нигде не переваливает даже за полсотни). В долевом отношении захоронения, признаваемые норманистами скандинавскими, не приближаются и к десятой части от общего числа раскопанных могил; например, в Гнездово их всего 4% (30 из исследованных 700)!

Но даже в этих пропорциях картина скандинавской «колонизации» выглядит чересчур радужной. Дело в том, что «скандинавские» погребения определяются норманистами по двум главным признакам: скорлупообразным фибулам - типичной детали скандинавского женского костюма и так называемым «срубным камерам», которые признаются неотъемлемой чертой скандинавского погребального обряда.

Оба эти критерия нельзя считать безусловно справедливыми. В первом случае часто не учитывается соотношение фибул (и вообще вещей скандинавского происхождения) с общим материалом находок. Так, в крупнейшем киевском могильнике IX-X вв., располагавшемся вблизи построенной позднее Десятинной церкви, имеются два богатых женских погребения; в каждом из них обнаружены по две овальных фибулы. Но помимо этих фибул, к предметам скандинавского происхождения можно причислить еще только два-три украшения. Между тем большинство вещей из этих могил – изделия местного производства, а наряд женщин – восточноевропейский. Вообще всюду, где речь идет об украшениях (тем более украшениях женских), следует принимать во внимание влияние моды.

Срубные гробницы действительно не имеют корней в славянской археологии V-IX вв. Но ничего специфически скандинавского в них тоже нет. На территории Швеции они образуют сравнительно значительное скопление только в Бирке, где, однако, данный обряд являлся одним из нескольких употреблявшихся погребальных обрядов, и притом не самым распространенным; в Дании и Норвегии погребения в срубных камерах вообще единичны. Объяснить их появление на Руси исключительно скандинавским влиянием невозможно, поскольку срубные камеры встречаются только в Киеве и Шестовицком могильнике и полностью отсутствуют в ближайших к Швеции пунктах – Гнездове и Старой Ладоге. И главное, они во множестве обнаружены в Вестфалии, Чехословакии и Польше – землях, на которые в IX-X вв. нога скандинава определенно не ступала. Немногое дают и другие обрядовые признаки. Например, захоронение с конем характерно вообще для всего Балтийского региона и особенно для Восточной Прибалтики; северная ориентация трупоположений в киевском некрополе имеет аналогии в местных древностях черняховской эпохи. Вообще, как было сказано, археологический Киев – давно уже не «скандинавский» город. Сами норманисты согласились, что только в одной из 146 местных могил может лежать скандинав [Булкин В. А., Дубов И. В., Лебедев Г. С. Археологические памятники Древней Руси IX-XI веков. Л., 1978. С. 12].

Поражает своей бедностью и скандинавский археологический материал Новгорода. Из 233 украшений X-XI вв. к скандинавским относятся только 7. Исследователи отмечают «отсутствие сколько-нибудь заметного влияния скандинавской культуры на новгородскую» [Покровская Л. В. Ювелирные украшения Новгорода X-XI вв. (по материалам Неревского и Троицкого раскопов. В кн.: Великий Новгород в истории средневековой Европы. М., 1999. С. 63].

Новгородское Городище (ставшее «Рюриковым» только в XIX в.) может похвалиться семью-восемью десятками орнаментированных металлических предметов и приблизительно 30 амулетами и другими предметами культа, имеющими аналогии в древностях Скандинавии – и это почти за полтораста лет существования! Восточнославянский характер архитектуры Городища и местный, «ладожский» тип керамики признают сами норманисты.

Кстати, скандинавской керамики на Руси вообще не обнаружено [Арциховский А. В. Археологические данные по варяжскому вопросу. В кн.: Культура Древней Руси. М., 1966. С. 38]. А между тем в шведской Бирке доля славянской керамики составляет 13% и, однако, шведские археологи почему-то не рассуждают о «славянских погребениях» и «славянской колонизации». И самое главное, на Городище нет ни одного скандинавского захоронения.

Мечей так называемого скандинавского типа (точнее будет сказать – клинков франкского производства с рукоятями, орнаментированными в «скандинавской» традиции) на территории бывшего СССР найдено всего 87 (в одной Норвегии их обнаружено более 1500), причем значительная их часть была извлечена из курганов Прибалтики, остальные сосредоточены на окраинах древней Руси – в Приладожье, Поднепровье и Поволжье [Дубов И. В. Новые источники по истории Древней Руси. Л., 1990. С. 107-108; Чернышев Н. А. О технике и происхождении «франкских» мечей, найденных на Днепрострое в 1928 г.//Скандинавский сборник. Вып. VI. Таллинн, 1963. С. 212]. Наиболее распространены мечи с клеймом мастерской «Ульфберт» (найдено 15 таких клинков), находившейся на среднем Рейне.

Но поручиться за то, что все эти «скандинавские» мечи принадлежали викингам, не может ни один норманист, потому что клинки производства этой мастерской, кроме Скандинавии и Руси, встречаются также на Британских островах, в Финляндии, западнославянских землях, Волжской Булгарии. Принадлежность «скандинавских» мечей, обнаруженных на территории древней Руси, исключительно норманнам сомнительна, а подобные утверждения попросту голословны. Норманисты влагают их в руки викингам лишь на основании «скандинавского» орнамента на рукояти, который на самом деле характерен не для одной Скандинавии, а для всей Северной Европы. Никаких других скандинавских этнических меток на этих мечах нет. Зато на «норманском» мече из Волжской Булгарии (Альметьево) ясно читается славянское имя. История следующего меча предостерегает от поспешных выводов насчет этнической принадлежности владельцев найденных на Руси клинков. «Одним из наиболее бесспорных мечей скандинавского производства считался великолепный образец этого оружия, найденный в местечке Фощеватая на Украине. Его бронзовая рукоять украшена орнаментом в виде перевитых зверей в стиле скандинавских рунических камней. Полагали, что клинок был сделан на Рейне, а рукоять в Скандинавии. Расчистка клинка перевернула полностью данные представления. На одной стороне меча из Фощеватой четко читается надпись «коваль» (кузнец), выполненная кириллицей, а на другой и имя этого мастера, которое реконструировано как «Людота» или «Людоша» (это древнейший русский подписной меч). По данным палеографии, надпись датируется началом XI в.» [Дубов, 109]. По всей вероятности, если кое-какие франкские мечи, найденные на Руси, и принадлежали скандинавам, то их следует искать в Приладожской коллекции клинков, где их количество не превысит и десятка.

Таковы археологические доказательства норманистов в пользу их утверждения, что сотни тысяч жителей Новгородской и Киевской земель «прозвашася русью» от скандинавов.

А ведь, между прочим, в Новгороде не обнаружено вообще ничего, кроме славянских вещей и изделий. Как же быть с утверждением о многонациональности города? Никаких находок балтского или финно-угорского происхождения там нет. Среди тысячи с лишним берестяных грамот, найденных в Новгороде, только в двух (№292 и 614) есть несколько слов, похожих на финнские. Одна из Смоленских грамот написана на скандинавском. Маловато для культуртрегеров-колонизаторов. Есть, кстати, одна грамота и на немецком, но никто почему-то не кричит о том, что варяги – это немцы. Похоже, что мифы об извечной толерантности слявян несколько преувеличены. Также, как и мифы о сложении русского государства из представителей «каждой твари по паре».

При рассмотрении вопроса о «колонизации», разумеется, нельзя обойти молчанием данные антропологии. А они говорят, что: «население Приладожья... относится к славянам и финнам»; «в курганных могильниках Владимирщины также не отмечаются скандинавские черты в облике населения»; «пребывание норманнов на территории Северо-Западной Руси не оставило сколько-нибудь заметного следа в ее населении»; в облике населения древнего Киева «никаких германских черт... не обнаруживается». Смешение же славянских и германских черт прослеживаются только в двух краниологических сериях: из могильника в Старой Ладоге (урочище Плакун, XI в.) и из Шестовицкого некрополя (X-XI вв.) [Алексеева Т. И. Славяне и германцы в свете антропологических данных. Вопросы истории. 1974. N 3. В кн.: Славяне и Русь: Проблемы и идеи: Концепции, рожденные трехвековой полемикой, в хрестоматийном изложении/Сост. А. Г. Кузьмин. 2-е изд., М., 1999*].

(* Исследовательница исключила из рассмотрения гнездовский и ярославские могильники, так как единственный обряд захоронения в них – трупосожжение.)

         Словом, скандинавская археология в европейской России не прибавляет ничего нового к тому, чего бы не было известно ранее. Напротив, она подтверждает, что в IX-X вв. знакомство скандинавов с Русью ограничивалось русским северо-западом (Старая Ладога, Новгород, Гнездово), и лишь к концу X в. немногочисленные шведские наемники появились в гарнизонах северо- и юго-восточного русского пограничья (Чернигов, Тимерево). И само собой, несколько десятков викингов не могли в IX в. прозваться «народом рос» и «русью», особенно в тех местах, где их в это время и в помине не было. Периферийная, служебная роль скандинавов в русской истории очевидна. А знание этих исторических реалий требует, в свою очередь, коренного пересмотра точки зрения на скандинавский археологический инвентарь.

Большинство предметов скандинавского происхождения безусловно должно быть отнесено к продуктам обмена. Таково мнение и знатока скандинавских древностей Гуревича, который пишет: «Бесспорно норманнских погребений за пределами Скандинавии известно сравнительно немного; вещи скандинавского происхождения, которые подчас встречаются в могилах в Англии, Ирландии, Франции или на территории СССР, - далеко не всегда доказательство норманнской принадлежности погребенных» [Гуревич А.Я. Избранные труды. Т.1. М.; СПб.,1999. С. 170]. Вряд ли можно считать случайностью, что в то время, когда источники действительно свидетельствуют о значительном наплыве норманнов в Киев и другие русские земли (первая половина XI в.), скандинавские находки здесь наоборот резко уменьшаются в числе и практически сходят на нет. Этот факт можно объяснить только одним и притом очень простым образом: скандинавское вышло из моды, а сами шведы окончательно выбыли из числа торговых посредников между Русью и Западом.

  Возвращаясь к Ладоге. В VIII-IX веках Ладога стала центром новых русских земель. Видимо, ладожский князь был вассалом старшего поморского князя. У Татищева столица этого поморского государства называется Великим Градом (Велиградом). Такой город известен как раз на землях варягов. Второе название его Рерик, а сегодня в Германии он называется Мекленбургом. Именно там в V веке правил князь Вандал-Словен.

   В 1753 году в Германии вышла книга историка Самуэля Бухгольца «Опыт по истории герцогства Мекленбург», в которой дана генеалогия варяжских князей, основателей Руси.

   Так вот, Бухгольц пишет, что последним князем вандалов был Радегаст, который около 600 года основал королевство вендов и ободритов с центром на острове Руян и столицей в Велиграде. Не исключено, что этот Радегаст соответствует описанному нами выше сыну князя варнов Ярослава. Наследниками Радегаста были Радегаст Младший и Вислав (Вышеслав, Вацлав), который умер в 700 году.

   Сын Вислава Ариберт I правил с 700 по 724 годы. Он был женат на Вундане из Польши.

   Его сын Ариберт II был князем с 724 по 747 годы. Его жена была дочерью английского короля Уилфреда.

   Брат Ариберта Биллунг I вероятно стал основателем новой династии князей народа вильцев. Он был женат на Хильдегарде, возможно, бургундке.

   Сын Ариберта II Витслав II правил после отца с 747 по 795 годы.

   Его сын Траскон был князем с 795 по 809 годы, когда был убит датчанами. А другой сын Витслава Годлиб был князем вагров и был повешен датчанами в 808 году при взятии ими города Рерика (Велиграда). Именно его сыновьями были Рюрик, Сивар и Трувар, основатели современной Российской государственности.

   Здесь показана ободритская династия князей, от которой происходил Рюрик, однако существовала и соперничавшая с ними, династия князей лютичей-велетов.

    Возможно, первым ладожским князем был князь Бравлин, о котором сохранили память византийцы. В «Житии Стефана Сурожского» греческий автор писал, что через несколько лет после смерти святого Стефана в 787 году, в Таврию (Крым) пришёл русский князь Бравлин или Бранлив из Новгорода с сильной армией и завоевал полуостров. Он штурмом взял город Сурож и ограбил могилу и храм, где был похоронен святой. После этого, князь сильно заболел и ему объяснили, что так на него гневается Бог за осквернение храма и могилы. Бравлину пришлось креститься, как и всей его дружине.

Оставив в стороне вопрос крещения князя язычника, обратим внимание на два момента. Во-первых, князь назван русским, во-вторых, новгородским. Это значит, что Бравлин/Бранлив и его люди называли себя русами, что греки и запомнили, и это значит, что пришли они с далёкого севера. Пусть Новгорода ещё не существовало, но «Житие» было написано в X веке, когда он уже был и автор просто привязал князя к известному ему центру северной Руси. Об этом походе знали на севере Европы, даже в Германии. А это говорит о том, что поход Бравлина был не рядовым набегом, а чем-то большим. Видимо, именно этот поход открыл для варягов путь «из варяг в греки» и был организован как раз для этого.

Вторым ладожским князем был Буривой. Татищев, ссылаясь на Иоакимовскую летопись, называет его представителем 9 поколения князей после Владимира Старшего, но генеалогию его он не знает. Не исключено, что Бравлин и Буривой – одно лицо.

Буривой много и успешно воевал и разорял даже византийские берега Чёрного моря. Так, летопись зафиксировала его поход на Амастриду. Этот поход продвинул «путь из варяг в греки» из Крыма в Малую Азию, к самым окрестностям Константинополя. Но однажды армию Буривоя разбили другие варяги на реке Кюмень в современной Финляндии. Вероятно, это были велеты-лютичи. Известно, что сын Буривоя Гостомысл был похоронен на Волотовом поле, которое названо, несомненно, по имени велетов, какое-то время присутствовавших в тех местах. Буривой бежал в крепость Барма, стоявшую на острове, возможно Руяне, или это была Корела на Вуоксе, а его земли были захвачены варягами-велетами. Варяги-захватчики наложили на местное население тяжёлую дань. Местные жители не захотели терпеть велетов и позвали на помощь сына Буривоя по имени Гостомысл. Тот пришёл, выгнал захватчиков, разгромил их и долго правил северными землями. Он славился в народе своей мудростью и справедливостью.

   Тогдашние европейские источники знают одного Гостомысла. Это был князь поморских славян-ободритов, правивший в 830-844 годах. Но правил он на территории современной Германии. Нам неизвестно, был ли он тем же Гостомыслом, о котором рассказывает Татищев, или нет. По некоторым данным, он не идентичен ладожскому Гостомыслу, а был племянником Рюрика.

   У Ладожского Гостомысла было 4 сына и три дочери. Один из внуков Гостомысла по имени Избор перестроил город Изборск и правил в нём, а умер от укуса змеи, как и князь Олег много позже.

     Основание нового сильного русского государства связано с именем князя Рюрика. Новгородская летопись рассказывает об этом так. У князя Гостомысла не было наследника, так как все его сыновья умерли или погибли. Но у Гостомысла было 3 дочери замужем за разными князьями. Поэтому Гостомысл предложил народу в князья сына своей средней дочери Умилы, вдовы князя Годлиба Велиградского..

   Происходило это всё достаточно сложно и долго. Сначала Гостомысл отправился в некий город Колмогард в храм, где волхвы от имени богов заявили, что будет Гостомыслу потомство от женщины его. Князь не поверил, поскольку был стар и жёны его уже не рожали. Он послал гонцов к земигольским волхвам в нынешнюю Латвию, где тогда ещё жили остатки древнейших русов, но видимо, тоже оказался не удовлетворён результатом. Но вот, однажды, пополудни, когда Гостомысл спал, ему приснился сон, или он его придумал, но, как бы то ни было, а рассказал Гостомысл вот что. Из чрева его средней дочери Умилы выросло могучее дерево и покрыло весь Велиград, а народ питался плодами этого дерева.

   Гостомысл не преминул рассказать о своём сне вещунам и те разъяснили ему, что от потомства средней дочери его и произойдёт власть на Руси. Вот такой вот «сон в руку»! Гостомысл немедленно вызвал представителей всех подвластных ему земель и сообщил о вещем сне. Это чтобы никто не сомневался в праве сыновей Умилы на наследство.

   Но ведь была ещё и старшая дочь. И Татищев объясняет, что народ порадовался выбору Гостомысла, ибо сына старшей дочери Прекрасы по имени Вадим считал негодным для власти. А ещё была младшая дочь, от которой происходила будущая княгиня Ольга. И когда князь Олег в 903 году женил на Ольге Игоря, сына Рюрика и своего двоюродного брата, он связал две ветви династии в одну.

   Думается, что с политической точки зрения здесь всё ясно. Кто был нужен, тот и приснился.

   Когда Гостомысл умер, его похоронили на Волотовом поле в пределах современного Новгорода. По крайней мере, такая традиция сохранялась у новгородцев. Об этом, например, пишет летопись Николо-Дворищенского собора: «Когда умер Гостомысл, сын Буривоя, когда проводили его достойно всем великим Новым городом до места, называемого Волотово, и тут погребли его». По преданию, новгородцы пригоршнями насыпали курган над могилой князя. В начале XIX века археологи раскопали курган и нашли там остатки погребальной тризны.

   После смерти Гостомысла местная знать сначала решила править сама, но быстро поссорилась и передралась. Дошло до того, что некоторые стали предлагать отправить послов к хазарам и стать вассалами Хазарского каганата. Это северокавказское государство тогда находилось на подъёме и уже захватило славянские земли полян, северян, радимичей и вятичей. В столице полян Киеве примерно с 840 года сидел хазарский наместник, князь северян Чёрный -основатель Чернигова, пал в бою против хазар, а его сестра Черная, чтобы не попасть в плен, бросилась с крепостной башни. С полян хазары стали брать дань мечами, с радимичей серебром, а с северян и вятичей позорную дань – девушками.

Хазары начали перекрывать Волжский торговый «путь из варяг в персы» и Днепровский путь «из варяг в греки». Поток арабского серебра и византийских товаров резко оскудел. Видимо, это и подвигло часть ладожского купечества требовать подчинения хазарам. Тогдашние олигархи ничем не отличались от нынешних и были готовы «за бочку варенья и корзину печенья» продать Родину и народ, а дочерей и невест своих сородичей отдавать в гаремы хазарского кагана и беков. По счастью, их не послушали. Возобладало мнение, что надо не подчиняться хазарам, а бить их. Для этого нужно сильное государство с сильным правителем. И дело было не только в прибылях от торговли. В первую очередь, вопрос стоял о предотвращении порабощения и последующей гибели восточнославянских народов.

 Ладожане вспомнили завещание Гостомысла и позвали на княжение сына Умилы. Этого человека звали Рюрик («Сокол»). Он был известным вождём варягов-руси. В летописи прямо сказано: «И пошли за море к варягам, к руси. Те варяги назывались русью, как другие называются шведы, а иные норманны и англы, а ещё иные готы, - вот так и эти». Мы видим, что Нестор никого не путает и чётко отделяет русь от других северных народов. Однако, его до сих пор не слушают и объявляют русь то шведами, то датчанами (англами в летописи). Уж очень не хочется многим признавать русь отдельным, тем более, славянским народом.

А ещё в летописи сказано, что представители восточнославянских племён заявили, что идут приглашать князя из своих, то есть часть русов уже жила в Приильменье и они считались своими. За то, что русы были своими, славянами, говорит тот факт, что Рюрик и его потомки поклонялись славянским богам, а вовсе не скандинавским и Олег, например, клялся в договоре с греками Перуном и Волосом, а не Тором и Локи. Невозможно представить себе «завоевателей викингов», сменивших своих богов в угоду завоёванным славянам. Так не бывало никогда ни у одного народа. Да ещё топонимику «завоеватели-викинги» на Руси оставили славянскую и Рюрик, например, основал «Новгород», а не «Нойгард», «Нойштадт» или «Нойбург».

    Примерно в 859 г. Рюрик прибыл на Русь. Сам он поселился в Ладоге, а своих братьев Синеуса и Трувора (Струвора) посадил править на Белоозере и в Изборске. Северные земли Карелии и Кольского полуострова контролировал воевода Валит, находившийся в крепости Кореле. Валит был настолько авторитетен среди карел, что его имя стало наследственным титулом среди этих племён и означает в переводе с карельского «избранный».

   О Синеусе местные предания помнили ещё в XIX веке. Рассказывали, что народ его любил и долго чтил его могилу. Сам Иван III, приехав на Белоозеро, приказал прорыть четыре шурфа в кургане Синеуса, чтобы найти золотой гроб своего предка, о котором рассказывали легенды. Результат неизвестен, но курган по приказу князя вновь засыпали.

   Согласно гипотезе Г. З. Байера, которую также поддерживал и историк Б. А. Рыбаков, имя «Синеус» представляет собой искаженное старошведское «свой род» (швед. sine hus), а «Трувор» — «верная дружина» (швед. thru varing). 

В настоящее время один из ведущих скандинавистов-филологов Е. А. Мельникова доказала полную несостоятельность интерпретации имен Синеуса и Трувора как «свой род» и «верная дружина». Такая версия, по утверждению Е. А. Мельниковой, могла утвердиться только среди историков, не знакомых с древнескандинавскими языками, поскольку эти «фразы» абсолютно не соответствуют элементарным нормам морфологии и синтаксиса древнескандинавских языков, а также семантике слов hus и vaeringi, которые никогда не имели значения «род, родичи» и «дружина». И вообще, давние поиски лингвистами таких имён в древнескандинавских источниках к успеху не привели. Они отсутствуют в сагах. Очевидно правы те ученые, которые говорят, что имена Рюрика, Трувора и Синеуса только скандинавоподобны, но лишены скандинавского этнического контента. Другой взгляд на этимологию продемонстрировал А. Г. Кузьмин, увидевший параллели этих имён в кельтской языковой среде. Народ рюриков жил в предгорьях Альп ещё во времена Августа. Имя Рюрик известно с IV века и в основном, с территории Галлии. А в те же годы, когда жил русский Рюрик, Уэльсом в Британии правил кельтский король Рори, называемый на континенте Рориком, который в 855 году разбил датчан, объединил два валлийских княжества Рос! и Гвинедд, а умер в тот же 879 год, что и наш Рюрик.

   Имя Трувора ученый связывает с названием исторического народа треверов, с современным кельтским по происхождению именем Тревор и даже видит аналогию в др.-французском trouveur – «поэт» и «трубадур». О славянской этнической принадлежности Трувора сообщают мекленбургские генеалогические сочинения первой четверти XVIII в. По их информации Трувор был сыном Годлиба – короля полабских славян-ободритов. Вместе с братьями он отправился в 840 г. в Новгород. Под именем Трувара он фигурирует и в предании, записанном К. Мармье в Мекленбурге в начале уже следующего, XIX столетия. В нем также сыновья Годлава отправились на Русь.

   Изборск раскапывают археологи и некоторые утверждают, что там отсутствуют культурные слои ранее середины Х в. на Труворовом городище. Однако такие слои все же есть и они дают возраст от VI века. В Изборске нет ничего, что можно было бы как-то связать с викингами, а они, с точки зрения норманнского происхождения Рюрика и его братьев, должны быть. Посему, древность Изборска, большинством археологического сообщества, насквозь проникнутого норманизмом, конечно, ставится под сомнение. А вот знаменитый археолог Седов считал, что нашёл в Изборске чёткие следы VII-VIII веков и нечёткие V-VI вв.

   С Белоозером та же история и, определённо, по той же причине. Кроме того в настоящее время Белоозеро затоплено на 2/3 Волго-Балтийской системой каналов и водохранилищ. Имя Синеус в переводе с кельтского означает «старший» и широко известно у галлов.

   Так что не надо искать германских натяжек, достаточно уяснить, что в германских языках эти имена не известны и не переводятся, а вот в кельтских, наоборот. Кельты же жили в тесном соседстве со славянами намного раньше, чем германцы, были более развиты, чем германцы, и оказали большее влияние на славян, во многих случаях породнившись и слившись с ними.

То же самое можно сказать и по поводу непривычных современному слуху имён княжеских дружинников, подписывавших договоры Олега и Игоря с греками. Их привычно считают германскими, хотя это чистая неправда. Германских имен там всего пара-тройка, остальные же кельтские, финно-угорские, иранские, древнеславянские, балтские, иллирийские. Большинство из них прямо исходят из древнеарийских корней. Среди них мало восточнославянских имён, но их и сейчас мало среди русских людей, большинство из которых носят православные (греческие, римские и еврейские) имена.

В любом случае ясно, что Рюрик надёжно прикрыл всю северную границу Руси.

Сам он взял на себя задачу восстановить волжский путь «из варяг в персы». Крепости Рюрика находились у современного Ярославля на Волге, в Ростове и Муроме. Ему подчинялся Полоцк и кривичи, а также дреговичи. Во всех этих городах и княжествах он поставил князей из числа своих родственников. О войнах Рюрика с хазарами ничего не известно, возможно, их и не было, но он проложил новый торговый путь в обход Хазарии через Волжскую Булгарию и Хорезм. В Ладоге и Изборске он построил каменные крепости. Рюрик поддерживал тесные связи с королями викингов. Дочь Рюрика Ярута вышла замуж за короля Дании.

Все восточные славяне теперь подчинялись ладожским русам, поэтому сами стали называть себя русскими. В 862 г. умерли братья Рюрика, а сам он ушёл из Ладоги и построил новую крепость у озера Ильмень, назвав её Новгородом. Новгород стал столицей Рюрика.

Новгородская крепость по конструкции не похожа ни на какие сооружения тех времён, кроме крепостей варягов южного побережья Балтики и, как мы уже видели, Городка на Маяте. Позднее, подобные же укрепления были построены Олегом в Киеве.

     Рюрик стал основателем не только государства, но и первой династии русских князей - Рюриковичей, которые правили Россией до 1598 г. Сам Рюрик объявил себя Великим князем, по рангу равным императору или хазарскому кагану и правил 20 лет (859-879 гг). Он правил в Ладоге и Новгороде. Остальные князья были ниже Рюрика и подчинялись ему.

Киевские племена поляне и горяне прислали к Рюрику послов с просьбой дать им своего сына или иного родственника в князья и освободить от хазар. Рюрик послал на юг своих воевод Аскольда и Дира с большой варяжской дружиной. Они захватили Киев и казнили местного хазарского наместника. Уже было сказано, что примерно в 839-840 году Русский Каганат, существовавший в Причерноморье, был разгромлен хазарами, подчинившими его земли, в том числе и Киев. Теперь Рюрик руками Аскольда и Дира вернул Киев под русский контроль. Аскольд и Дир собрали ополчение полян и успешно отбили нападение хазар, пришедших вернуть себе Киев. Таким образом, появилось огромное единое русское государство. Не исключено, что Аскольд и Дир не были варягами Рюрика. Некоторые летописцы говорят, что это были два родных брата, потомки Кия, бежавшие к Рюрику после захвата Киева хазарами. Рюрик дал им войско с которым они и отбили свой родной город.

В 860 г. Аскольд и Дир на 200 ладьях вышли в Чёрное море, напали на Византийскую империю – самое крупное, сильное и развитое из тогдашних государств и ограбили окрестности его столицы - Константинополя. Само нападение, видимо, объясняется стремлением русов наказать византийцев за какие-то нарушения прежних договоров, от которых греки сочли себя свободными после захвата Киева хазарами. Теперь русские напомнили грекам о нарушении. После двухнедельного буйства в Византии, русы спокойно вернулись в Киев. Греки же посчитали их уход чудом, сотворённым самой Богородицей, чью ризу они торжественно обмакнули в море. И по сей день все православные, в том числе и сами русские, отмечают день ухода своих предков от Константинополя как праздник!

Тогда же византийцы сильно испугались новых врагов и константинопольский патриарх Фотий предложил крестить русских, чтобы сделать их своими союзниками. С этой целью он отправил в 863 г. в Крым, где жило много славян и русов, двух братьев монахов - Кирилла и Мефодия. Они перевели на русский язык Библию, построили первые церкви и составили новую русскую азбуку, которая используется до сих пор как церковное письмо. Сейчас принято считать, что кириллица стала первой русской азбукой, но это не так! Сам Кирилл писал, что он видел и читал в Крыму много русских книг, в том числе Евангелие и на их основе составил свою азбуку. Этот текст Святого Кирилла сохранился и любой может его прочесть, однако в России по сей день празднуется день славянской письменности и культуры 26 мая, в описании смысла которого официально утверждается, что Кирилл и Мефодий научили русских грамоте и составили им первую азбуку. Эта ложь повторяется ежегодно и её вдалбливают в неокрепшие умы русских детей.

   Но, как бы то ни было, семена христианства были брошены в русскую землю и вскоре взошли.

Крестился сам правитель Киева Аскольд. Он построил в Киеве первую церковь Николая Чудотворца и сам принял православное имя Николай. Он сделал это из политических соображений, так как не хотел подчиняться Рюрику. Крестившись, Аскольд получил в союзники Византийскую империю. Экономика его части Руси строилась на базе торговли с Византией. Рюрик же оставался язычником. Так началась борьба христианства с язычеством на Руси.

    Разрыв между Аскольдом и Рюриком произошел в 864 году, когда новгородцы во главе с неким Вадимом Храбрым восстали против Рюрика. Уже упоминалось, что, по некоторым данным, Вадим Храбрый был сыном старшей дочери Гостомысла Прекрасы, а значит двоюродным братом Рюрика. Он считал себя выше Рюрика и претендовал на княжение. Однако, большинство новгородцев не поддержало Вадима. Рюрик подавил восстание и убил Вадима, а уцелевшие мятежники бежали в Киев к Аскольду и он их принял. Между Рюриком и Аскольдом началась война и решающая битва, вероятно, произошла под Смоленском. Там сейчас находится около 5000 воинских курганов, насыпанных над могилами павших бойцов. Этот Гнёздовский могильник сейчас считается эдаким сборным местом захоронения воинов со всей Руси за несколько десятков лет. Очевидно, что это не так. Кто бы и зачем стал свозить тела воинов со всей огромной страны в Гнёздово под Смоленском? Так же смешно считать, что в Гнёздове хоронили погибших и умерших воинов, шедших по пути «из варяг в греки». Что такого особенного в этом месте? Ясно, что курганы насыпаны над могилами воинов, погибших в одной битве, хотя некоторые могли добавить и позднее. Видимо битва закончилась вничью и Русь была разделена. Рюрик правил Новгородом, а Аскольд Киевом. Однако, Смоленск попал в руки Аскольда. Оттуда он даже нападал на земли кривичей и доходил до Полоцка (865 г).

   Политика Аскольда была направлена, в основном, на восток. Изгнав из Киева хазар, он стал их лютым врагом. Хазария немедленно натравила на Аскольда своих степных вассалов. Есть известия, что он ходил походами на чёрных приазовских булгар и в одном из них даже потерял своего сына (864 г). Также, Аскольд и Дир разгромили печенегов (875 г), впервые переправившихся через Волгу и напавших на русские земли. Несомненно, печенегов натравили на русских хазары. Ведь они пришли без своих кочевий и семей, только воины.

Несколько раз ходил Аскольд и на Дунай. В 874 г он снова громил окрестности Константинополя, нарушившего договор с русами. Византийский император Василий I называл Аскольда «прегордым каганом северных скифов». А ведь это был императорский титул, равный византийскому.

Воевал Аскольд также с древлянами и угличами, давними врагами полян, хотя и родственными им восточнославянскими племенами.

   Сам Рюрик незадолго до смерти в очередной раз женился, теперь на урманской княжне Ефанде, которая в 878 году родила ему сына Игоря-будущего князя Руси. Под урманской, скорее всего, понимается, карельская княжна. Не случайно по завещанию Рюрик оставил ей Ижорские земли. Умер Рюрик в 879 году во время очередного похода вместе с племянником Олегом на племена лопь и корелу, в городе Кореле (там сейчас стоит памятный камень, извещающий об этом событии) и был похоронен недалеко от Ладоги в кургане, который до сих пор называется «Рюриковой могилой».

 

 

Место смерти Рюрика.

 

   В Рукописном отделе Российской национальной библиотеки (Санкт-Петербург) имеется летопись, в которой сообщается следующее: "... Ходи князь великий Рюрик с племенником своим Олгом воевати лопи и корелу. Воевода же у Рюрика Валлт и повоеваста и дань возложиста <...>. Лето <879 г.> умре Рюрик в Кореле в воине, тамо положен бысть в городе Кореле, княжив лет 17.." [2]. 

Здесь есть ещё один интересный момент – Олег назван племянником Рюрика. Это не единичный случай.

 

Рюрикова могила

 

Митрополит Спиридон в «Послании о Мономаховом венце» в начале XVI века тоже называет Олега племянником Рюрика. И добавляет, что Олег приехал вместе с Рюриком и его братьями ещё в момент призвания варягов [3].  

Составитель Мазуринского летописца вводит такую деталь: "И поживе Рюрик в Новеграде, княжет 17 лет, всех же лет жив 87 и умре" [14:36]. Значит годы жизни Рюрика можно считать 793-879 гг. Это очень почтенный возраст даже сейчас, а ведь Рюрик умер в походе! Правда по другим данным, Рюрик прожил «всего» 75 лет, то есть родился в 804 году. Тоже немало.

После Рюрика Годославича русская история приобретает уже письменный исторический характер. По крайней мере никто уже не сомневается, что послерюриковские русские – это предки современных русских. Там тоже много проблем и спорных моментов, но это уже другая история.

 

Литература:

 

  1. Татищев В.Н. История Российская том 1.

  2. Ипатьевская летопись // ПСРЛ. Т. II. М., 1998. Стб. 14

  3. Вольфрам Х. Готы. — СПб.: Ювента, 2003. — С. 381—382]

  4. Томпсон Э. А. Римляне и варвары. Падение Западной империи. — СПб.: Издательский дом «Ювента», 2003. — С. 112—114]

  5.  Евгиппий. Житие святого Северина (глава V, 1 и 2);

  6. Иоанн Антиохийский. Хроника (фрагмент 241a);

  7. Магн Феликс Эннодий. Панегирик королю Теодориху (глава 25);

  8. Павел Диакон. История лангобардов (книга I, глава 19)].

460006 г.Оренбург

Звоните

Тел.: 8 (3552) 94-94-61

Тел.: 8-922-53-04-519

Контактная информация

lider-rpd@bk.ru

© 2023 «Бизнес- решения». Сайт создан на Wix.com

  • иконка facebook
  • Иконка Twitter с прозрачным фоном
  • белая иконка googleplus